Структура политических технологий

В структуру политических технологий, как правило, входят три наиболее значимых компонента: специфичес­киезнания; конкретныеприемы, процедуры и методики действий; а также различныетехнико-ресурсные компоненты.

Принципиальная рользнаний обусловлена тем, что политические технологии по сути своей есть воплощение особых форм отражения действительности, которые направлены на нахождение средств и спо­собов практического решения проблем, возникающих в сфере власти и управления государством. В этом смысле технологический уровень по­знания действительности не только представляет собой форму научно-прикладного знания, но и одновременно выражает оценку политических проблем с точки зрения заинтересованных в их решении субъектов.

Таким образом, технологическое знание является познавательно-проективной, идеально-преобразующей деятельностью, которая вклю­чает в себя приемы не только обыденного, но и научного познания действительности, как бы синтезируя их подходы для решения конк­ретной задачи. Это задает технологическому знанию собственную ло­гику отражения и объяснения явлений, которая не присуща ни науч­ным формам отражения, ни обыденным подходам в отдельности.

В отличие от теории, которая напрямую не связана с практикой и опосредует свои отношения с ней некими идеальными конструкция­ми, не исключающими разнообразных трактовок реальных явлений, технологическое знание непосредственно и вполне однозначно вос­принимает действительность, внутренне организуясь на основе отра­жения реальности, конкретных событий. Технологическое знание от­личает то, что оно является не «идеально сконструированной абст­ракцией, которая... привязана к конкретному трехмерному пространству с определенной точкой отсчета»,* а работает с конкретной пробле­мой, ситуацией, существующей в масштабе реального времени и об­ладающей такими топологическими (глубиной, шириной и другими метрическими характеристиками) и темпоральными (временными) параметрами событий, которые исключают саму возможность умоз­рительного достраивания происходящих событий логически выводи­мыми свойствами.

* Подшивалкина В. И. Социальные технологии: Проблемы методологии и прак­тики. Кишинев, 1997. С. 42.

Если научное знание идеализирует событие (ситуацию), то техно­логическое знание конкретизирует логические объекты; если научное знание обращено к практике-универсуму, то технологическое ото­бражение – к отдельному фрагменту действительности, отражаемому столь же конкретным субъектом. Поэтому с точки зрения технологи­ческого отношения к миру данный фрагмент практической реальнос­ти требует не логического осмысления, а практического ответа. Такой ответ должен формироваться в рамках принципиальной ограниченно­сти конкретной ситуации и не предполагать теоретического расшире­ния конкретного события до класса однотипных явлений. Вследствие этого все истины технологического знания принципиально подвиж­ны (релятивны), исключительны и уникальны.

Технологическое знание рассматривает любое событие как некий фрагмент действительности, обладающий собственной логикой дви­жения, источниками развития, пределами роста и т.д. и предполагаю­щий выдвижение некой требующей решения проблемы. Таким обра­зом, содержание технологического знания формируется на основе позиций того, кто отражает событие(технолог, аналитик); того, кто задает конкретные цели решения связанной с данной ситуацией проблемы(заказчик), а также того, кто действует на стадии решения задачи(исполнитель). Следовательно, каждый из них способен изме­нить содержание и форму технологической информации.



Такое утроение субъекта технологического знания свидетельству­ет о том, что вся его познавательная стратегия строится на сведении объективных условий к субъективно интерпретируемой ситуации как на стадии диагностики, так и на стадии актуализации знаний. Вклю­чение представлений этих субъектов в оценку ситуации показывает, что целевых ориентации в рамках технологического знания об одной и той же проблеме может быть сколько угодно. Поэтому конкретные проблемы технологически могут быть интерпретированы и «встрое­ны» в самые разнообразные политические процессы.

При технологическом подходе на первый план выступает проблема выработки такой системы координат, которая способна привести к по­ниманию состава, структуры, формы, характера изменений тех или иных событий (ситуаций). Это предполагает включение в базу технологичес­ких данных не только выводов и оценок специального характера (оце­нок соотношения политических сил, их идеологических программ и т.д.), но и той информации, которая раскрывает данную ситуацию с эконо­мической, бытовой, экологической и др. точек зрения.

В зависимости от характера решения практических задач техноло­гическое знание может занимать самые различные позиции относи­тельно тех теоретических выводов, которые сделаны академической наукой по поводу данного типа объектов. Если перефразировать О. Конта, то можно сказать, что технологии – это такие представле­ния, которые установку на «знание» опосредуют установкой на «дей­ствие». Поэтому в ряде случаев носитель технологического знания может, выполняя свою задачу, не обращать внимания на те или иные теоретические выводы. Таким образом, научно-теоретические резуль­таты исследований могут быть абсолютно индифферентными к реше­нию конкретной практической задачи. Причем выводы фундаменталь­ной науки могут быть проигнорированы даже тогда, когда они объек­тивно необходимы для решения конкретной задачи. И такой выбор может быть продиктован не только целями или особенностями под­хода аналитика, заказчика или исполнителя, но и их ресурсными воз­можностями, а также другими практически значимыми факторами.

Технологическая оценка ситуации формирует и собственные зна­ковые (семантические) структуры. Так, если язык науки всегда предполагает хотя и разноообразную, но все же строгую категориально-понятийную форму, то технологическое знание основывается на зна­чительно более свободном порядке образования семантических структур. В его аналитической лексике строгие понятия соседствуют с чувствен­ными образами, определенные в смысловом значении термины – с многозначными. Здесь присутствуют не только языковые формы, ото­бражающие сложные смысловые оттенки, но и неспециализирован­ные структуры общения (просторечия, бытовая лексика, аббревиату­ры живого языка, слоганы, фольклор и т.д.). Так что технологическое знание базируется на более подвижном языке, знаковых структурах, подчеркивающих субъективность, индивидуальность исследователя и ориентированных на инструментальные цели, эмпирическую комму­никацию и расширение информации о событиях.


8233263238695110.html
8233319917467342.html
    PR.RU™